Рецензии и обзоры - Книжный Клуб. Клуб Семейного Досуга. Книжный интернет-магазин. КСД

27 ноября 2014

Владислав Ивченко - фантазер и великолепный рассказчик. Он написал увлекательный читабельный роман. Автор легкое перо и охотно экспериментирует с массовыми жанрами, в которых отечественное писательство до сих пор относилось прохладно. Смелость писателя, как и артистизм исполнения заслуживают высокой оценки.

Классик детектива Артур Конан Дойль, вероятно, устав писать истории о Шерлоке Холмса, обратился к научной фантастике и выдал на-гора популярные романы «Затерянный мир» и «Маракотова бездна».

Сначала может показаться, что Владислав Ивченко пошел тем же путем. Отдав дань исторически детективном сериала о сыщике Иване Карповича Пидопригору, он понесся по волнам безудержной фантазии к альтернативным вселенных и галактик. Исчерпывающе и красочно обрисовав все увиденное в « Химерах Дикого поля ».

Однако это впечатление обманчиво. Украинский автор задолго до «Столба самодержавия» и «Лучшего сыщика империи» зорко вглядывался в различные чудеса. Даже в детективе он не смог обойтись без настоящих драконов, оборотней и таинственных народов. Ибо, как сам написал в энциклопедии украинского ужаса «Сто чудовищ Украины», «заболевших Рекой Снов, больше никогда не вылечится». Эта энциклопедия пока существует в виде интернет-проекта на сайте Гоголевской академии. В ней Дикое поле фигурирует как зона № 17 - пространственная складка в степях между Украиной и Россией. Там же мы можем прочитать и о других причуды: сонцеидство, лягушку-смоктуху и Райгород. И о панычей - «антропоморфных чудовищ рабовладельческого типа» № 098, жестоких убийц с селедкой, которые умеют держать казацкую саблю в руках - лучше с ними не шутить!

И о панычей - «антропоморфных чудовищ рабовладельческого типа» № 098, жестоких убийц с селедкой, которые умеют держать казацкую саблю в руках - лучше с ними не шутить

кажется, Владислав Ивченко скомпоновал в « Химерах Дикого поля »Несколько кусков из предыдущих произведений, обнародованных в сети. Загадочная зона, Залог на границе с ней, реликтовые расы, монстры, пара героев-детективов - из этих элементов, ранее материализованных в разных текстах, сложился новый роман. Фэнтезийный. Приключения. Альтернативно-временной и пространственный.

Однако - не детектив, боже упаси! То, что героями являются сыщики, не дает права отнести произведение к этому почтенного жанра. Павел Вольвач, автор предисловия, ошибся. В детективе должен быть такой существенный компонент, как расследование, разрешения логической загадки. Чего в романе нет, - этого нет. Понамка Хаос, директор частного агентства своего имени с Оклункова, и ее подчиненный Краснодар Горностаев занимаются в книге чем угодно, только не расследуют и не развязывают. Конечно, в начале их попросили разыскать пропавшего парня, и в финале они вернут его домой целым и почти невредимым. Но все, что между завязками и развязкой, больше напоминает кровавую мясорубку, чем на борьбу интеллектов.

Как детектив - тогда что?

На мой взгляд, Владислав Ивченко создал роман по формуле «затерянного мира» (Lost World), которая имеет устойчивую традицию в научно-фантастической литературе и в фэнтези. Истоки ее давние: когда в страны лилипутов и великанов занесло Гулливера в книге Джонатана Свифта, впоследствии вниз и вглубь кроличьей норой к удивительному краю путешествовала Алиса в сказке Льюиса Кэрролла. Настоящий бум начался на рубеже ХIХ - ХХ веков, и этому поспособствовал научный прогресс. Писатели, очарованные географическими и археологическими открытиями, располагали свои «затерянные миры» то в Южной Америке, то в Гималаях, то в ледяной Арктике, а то и внутри пустой Земли. Конан Дойль, Жюль Верн, Хаггард, Берроуз, Меррит заложили основу этой формулы, использовав неугомонный интерес читателей к фантастических миров, неизвестных цивилизации - от Атлантиды до Лемурии. В украинской литературе ближайшая ассоциация с «химерами Дикого поля» - роман Владимира Владка «Потомки скифов» (1939), в котором группа ученых и студентов на Донбассе попадает к древнему племени в гигантской пещере.

Украинский «Атлантиду» Ивченко нашел на Сумщине, в 18 километрах от границы с Россией. Суше к Дикого поля не попадешь, прямого пути нет, потому что эти места - искривление пространства. Можно сплавляться по реке Снов, как делают многочисленные туристы. Можно долететь на самолете, как наши герои. В сказочном месте - сказочная топография: Плохие земли с Марой, Большой лес, Черные пещеры. Между двумя мирами существует предел: государство панычей - это автаркия, внешние контакты в ней сведены к минимуму. Впрочем, уникальный край - лакомый кусок для многих, на него поочередно посягают то советская армия, то американцы, то бандиты, то эфэсбэшника.

Как правило, к «затерянных миров» попадали или ученые, одержимые идеей (профессор Челленджер у Конан Дойля), или авантюристы, одержимые приключениями (Аллан Квотермейн в Хаггарда). Владислав Ивченко придумал оригинальную пару героев. Знакомьтесь: греко-болгарка Понамка Хаос, спортсменка и красавица. Особые приметы: боксер, фехтовальщица, имеет невероятный аппетит. А вот перед нами ее помощник, он же рассказчик: Краснодар Горностаев, аппетита он лишился на зоне, но гордится умением готовить и все 336 страниц отдано беспокоится о «свою добрую госпожу».

Ага, Иван носит плахту, а Настя булаву, скажут украинцы и будут правы. Писатель оживил старую формулу гендерной инверсией. Традиционные мужские роли и свойства он приписал женщине. Зато герой иногда выглядит феминизированным. Что больше всего любит Понамка? Есть и драться. Она рискованная, в ней играет адреналин. В делах ратных она пристыдит любую архетипну деву-воина от Брунгильды к офицеру Эллен Рипли: «Понамка была похожа на богиню смерти, ее глаза горели безумием, она рычала от возбуждения». Девушка идеально приспособлена к миру панычей: они - крутые чуваки, но и Понамка не подарок. На Диком поле она не «дева в беде», а «girl with gun», точнее не с пистолетом, а с саблей, так паничарка.

А Краснодар? Он нервный и впечатлительный, не любит крови и убийств, мечтает завязать с кем-то нежные отношения. Наделенный сугубо женской интуицией, герой умеет чувствовать взгляды. Стресс вызывает у него слезы: «И я заплакал, дрожал и плакал, прижавшись к Понамкы, засунув голову ей под руку, как цыпленок под крыло наседки». Гендерная игра делает пару героев и необычной, и комичной. Время от времени дамы и ее слуга напоминают Дон Кихота и Санчо Панса: безоглядный авантюризм девушки компенсирует практическая хватка Краснодара, который и в причудливом мире найдет хлеб и копченые свиные уши для вечно голодной хозяйки.

Приключенческая действие развивается по несложной формуле a + b + a + b ... и так далее: бой - резня - бой - резня. Поединки с джурами, сэр, дикими, трупаки, бандитами, спецназовцами похожи на компьютерные игры. Файтер меняет шутер, впоследствии добавляются элементы военной стратегии, и сюжет перерастает в полноценный Warcraft. Кровь льется бурными потоками. Председателя летят с плеч десятками и сотнями. На табло будто мелькают жизни, которые остались в геймеров. Понамка «Валч яро и хитро», как виртуальная или комиксовом супергероиня: «... резко присела, пропустила удар и снизу ударила саблей по руке дикого. Тот закричал. Понамка рубанули по ноге »; «... пошла в самую гущу, едва успевала отбиваться, вот ребята бросились на нее. Понамка отразила их удары, а затем неожиданно ударил носком друга. По причинному месту. Тот схватился руками и упал на колени. Понамка ударила другого. Она могла зарезать его кинжалом, но вместо этого ударила кулаком в челюсть ». Видно, автор настолько увлекается поэзией войны, батальные сцены иногда становятся для него самоцелью - о сюжетный движение можно и не вспоминать.

Подозреваю, что Владислав Ивченко писал роман в том числе ради удовольствия изображать различных чудовищ. Их здесь целый зоопарк: непременные драконы (с ними Иван Карпович успел повоевать), невидимке, одноногий-прыгунки, муравьи и ведмеслугы. А торжище с летающими и ползающими монстрами вроде рынке на планете Блук из мультфильма «Тайна третьей планеты», где были и говорун, и склиссы, и тигрокрис. Есть еще в романе великаны-дикари, трупаки-зомби и черные колдуны - меня преследует ощущение, что «Химеры» местами плавно перетекают в «Игры престолов».

Джордж Мартин считает, что люди читают фэнтези для того, «чтобы вернуть утраченные цвета, почувствовать вкус пряностей и услышать пение сирен». К сожалению, в романе Владислава Ивченко - ни тебе пряностей, ни сирен. Альтернативный мир прописан крайне скупо и эскизно. Вот, например, крепость «Состоящая из каменных глыб достаточно высокая башня стояла на берегу реки, окруженная упитанных стенами». Вот сами панычи «высокие, стройные, широкоплечие. Загорелые головы, длинные сельди, в ушах серьги, все с усами, в доспехах и при саблях ». Если Гомер описал щит Ахилла в 130 строках, то в «Химера» мы таких роскошных и живописных описаний не найдем. Может, стремительный темп приключенческого жанра не позволяет останавливать взгляд на предметах, но хочется большей прописанности, рельефности декораций-сеттинге.

Джон Р. Р. Толкиен для своей эпопеи придумал языка вестрон, синдарин и квэнья, Джордж Мартин в «Песне льда и пламени» - дотракийську говор. Владислав Ивченко тоже поддался искушению творить искусственный язык для фэнтезийного мира. Его панычи говорят архаично, как на современное ухо. Вероятно, это не настоящая староукраинский, но эффект языкового «очуднение» обеспечивает «Рекрацяйте с дороги, таже кассация будет и Орацио, Бовим набавилося у нас братьев, казаков славных», «Ларма! Ведле Черных пещер дикие паки пристилися. Ушиковуйтесь к вытягивая »и далее в том же духе. Изредка приходится ломать голову, чтобы понять смысл казацкого Волапюк. Это затрудняет восприятие текста и отвлекает от действия. Думаю, в таких экспериментах стоит соблюдать меру. Вспомним: в эпопее Мартина было всего лишь семь слов дотракийською (полноценный диалект, который мы слышим в сериале, позже разрабатывали нанятые лингвисты).

Что на самом деле беспокоит современного писателя - так это «мысль народная», политология вместе с социологией. Владиславу Ивченко удалось идеально описать модель воображаемого общества, «смесь рабовладения и казарменного социализма». Панычи, слуги, слуги и рабы у него - как шахматные фигурки, имеют четко очерченные функции и движутся заданным траекториям. Рассказы обо всех аспектах общественного устройства выдержаны в интонациях экскурсии экзотическим краем для непосвященных, как реляции Рафаила Гитлодея с «Утопии» Томаса Мора. Герой-слуге, которого ведут лесами и болотами, остается разве выкрикивать: о, странный край! необычные места! все как в кино! Его экскурсоводами выступают слуги, а уже под финал - писатель и эксперт по чудовищ Бар-Кончалаба, который завершает целостную картину жизни Дикого поля историческими и геополитическими соображениями.

« химер »Следует непременно прочитать, чтобы убедиться в пророческой силе искусства слова. Геополитическая футурология Владислава Ивченко поражает в самое сердце. Роман он писал в 2013 году, когда к евромайдан и войны в Донбассе были долгие месяцы. А на страницах произведения - ничейная зона между Россией и Украиной, маленькая победоносная война, затеянная ФСБ, марионеточное правительство, что должен был бы образоваться в результате переворота на реке Снов, «чтобы он мешал идти в НАТО и Евросоюз» - «замечательный чирей на жопе для Украины ». В альтернативном небе парят БПЛА, вертолеты везут военных наемников из-под Орла, которыми руководит шеф-гебист, а в грузовиках на Дикое поле доставляют оружие ... В романе всю кашу заварил писатель (!) Владюша Бар-Кончалаба. Не по подаче вот таких претендентов в демиурги, фантастов и реконструкторов, Березин и Стрелков, было открыто ящик Пандоры в современной Украине?

Честно скажу, от авторских откровений бы снегом осыпается. Откуда романист знал это все ?! Как предсказал ?! Здесь мы заходим на территорию иррационального, где не срабатывает марксистская формула воображения: «русалка = женщина + рыба». Поэтому вопрос, ясно, останутся без ответов.

Подытожу: о чем новый роман Владислава Ивченко? Что имеем между точкой входа и точкой выхода из альтернативного мира? Писатель рассказал нам интересную историю выживания обычного человека, «офисного крысы» Красоте. Он не суперменом, мастером боевых искусств и не выполняет миссию по спасению мира. Этим он близок к типичным героев фэнтезийного поджанра «потраплянцив» (рус. Попаданцев), которые совершенно случайно оказываются в воображаемом мире и время меняют его будущее. В ход исторических Краснодар, разумеется, вмешается. Как же - читатели узнают из самого романа.

Наш герой должен приспособиться и действовать в предлагаемых обстоятельствах, решать сложные моральные и психологические вопросы, касающиеся права на насилие, права на измену, права на наказание подонка. Горностаев должен, будучи социально униженным слугой в обществе панычей, находить адекватные способы и средства, чтобы достичь своей цели, а следовательно, выявить и ловкость, и сообразительность, и предприимчивость. Он напоминает «низкого» героя волшебной сказки, который становится победителем не благодаря природным способностям, а благодаря лучшим качествам человека, энергии и активности. Конечно, такой герой не может не привлекать.

И Краснодар Горностаев, и Владюша Бар-Кончалаба - два псевдонимы Владислава Ивченко , Под которыми он обнародовал более ранние произведения. Автор любит играть не только с историей и географией, но и с именами, и с персонажами, и с чудовищами. Соглашусь с Павлом Вольвачем, эта игра «непринужденная», и привкус шутливости предоставляет повествования особого очарования. Романист охотно играет и с мифом о запорожцах. Его панычи подобные казаков только внешними признаками, саблями и селедкой, воинственностью и языком, но не этикой и национальной миссией. Вероятно, авторская ирония направлена ​​на профанацию идеи казачества в постмодерном, урбанистическом мире, где она порой вырождается в бутафорию, командировки, наконец - становится симулякром.

Я бы не торопилась говорить о том, что прозаик бросил вызов украинской истории. Считаю, замысел был другим. Владислав Ивченко - фантазер и великолепный рассказчик. Он написал увлекательный читабельный роман. Автор легкое перо и охотно экспериментирует с массовыми жанрами, в которых отечественное писательство до сих пор относилось прохладно. Смелость писателя, как и артистизм исполнения заслуживают высокой оценки. Собственно, третья премия нынешней «Коронации слова» является тому подтверждением.

София Филоненко
Источник: «Буквоед»

Как детектив - тогда что?
Что больше всего любит Понамка?
А Краснодар?
Не по подаче вот таких претендентов в демиурги, фантастов и реконструкторов, Березин и Стрелков, было открыто ящик Пандоры в современной Украине?
Откуда романист знал это все ?
Как предсказал ?
Подытожу: о чем новый роман Владислава Ивченко?
Что имеем между точкой входа и точкой выхода из альтернативного мира?
 
Карта